Галерея
10177 11100 11950 12815 12973 13524
Интересные записи
Топовое
Случайное

Настоящий наследник

Настоящий наследникА ведь в самом деле в нашем распоряжении Нет даже ни единого намека во всей доступной нам литературе на то, что Дарий устранил с престола насильственным путем Настоящего наследника и, узурпировав его власть, объявился законным царем. Наоборот, Вся историческая традиция единогласно считает Гаумату, объявившегося Бардией, магом и узурпатором. Будь хоть малейший намек на приписываемое новыми исследователями Дарию злодеяние, эллины, так падкие на всякого рода сплетни, не могли бы не оставить о нем, по крайней мере, какой-нибудь след в своей богатой всякого рода легендами, анекдотами и баснями литературе.

О сказанном, очевидно, не мог не знать также и Ктесий, историк близкий ко двору и неплохо знавший его подноготную. Он не мог бы удержаться от удовольствия прокорректировать данные Геродота и противопоставить им свои.

Весьма важный аргумент некоторые из сторонников указанной выше точки зрения видят в одном месте «Персов» Эсхила, откуда делается вывод о том, что личность, которую Дарий выдает за мага Гаумату, в действительности является сыном Кира Бардией. Слова Эсхила, вложенные в уста тени Дария, являются для них доказательством того, что великий трагик древности не сомневался в легитимности прав упоминаемого им Марда на престол. Вот что сказано у Эсхила: «Пятым правил Мард, позор отечеству, древним тронам, но доблестный Артафрен, в покоях, хитростью убил его вместе со своими друзьями, которым это было необходимо». Слова «позор отечеству, древним тронам» не могут, как нам кажется, свидетельствовать в пользу того, что Эсхил под Мардом разумел сына Кира и видел в нем перса. Наоборот, у Эсхила, как видно из приведенных выше его слов, нет и намека на то, что Мард был сыном Кира. Что же касается предположения о том, что эсхиловский Мард является персом, то и оно не может быть принято, ибо слова «позор отечеству» естественнее понять как слова, имеющие отношение к родине Дария, а не Марда. Что же касается того, что Эсхил царя, правившего пятым, называет Мардом, а не Гауматой, то в данном случае он, очевидно, употребляет тронное имя, имя которым маг себя официально называл и под которым он был известен на протяжении своего правления. Итак, четверостишье Эсхила само по себе не дает права делать из него тот вывод, который делается в угоду рискованных построений. Если нельзя, быть может, с уверенностью сказать, что данные Эсхила не расходятся с данными известной нам традиции, так уже во всяком случае нельзя из упомянутых строк делать вывод, что данные греческого трагика дают •нам возможность отвергнуть сведения Бехистунской надписи, да и всей античной традиции о том, что Дарием был свергнут с престола именно Лжебардия.