Галерея
10177 11100 11950 12815 12973 13524
Интересные записи
Топовое
Случайное

Скифский тип

Скифский типПо-видимому, не приходится сомневаться в том, что основная роль в этой, по существу, Освободительной для мидян войне с Ассирией принадлежала именно мидянам. Косвенно об этом говорят как «гэддов - ская хроника», так и надписи Набонида; наконец, об этом говорит и Геродот. Немалая роль, кроме вавилонян, в военных операциях принадлежала, по всей вероятности, и скифам, а также возможно и некоторым другим кочевым племенам, имена которых, однако, в «гэддовской хронике» не упоминаются. Очевидно, они участвовали в этой войне в составе мидийских войск и не отличались от них. Об участии скифовв этих сражениях говорит большое количество стрел скифского типа, собранных на местах битв, в которых участвовали мидяне.

Большие разногласия вызвало понимание наименования «умман манда», встречающегося как в клинописной хронике последних лет существования Ассирийской державы, так и в надписях Набонида.

Некоторые ученые, отождествляя упомянутых выше умман мандов со скифами, пытались доказать, что держава Киаксара была сокрушена последними, и что они завладели Мидией. Другие, в частности Кёниг, отождествлявшие умман мандо© с какими-то фантастическими «народностями моря», пытались доказать, что именно эти народности, а не скифы, завладели Мидией.

Что касается самого термина, то он встречается еще в глубокой древности, когда не могло быть и речи ни о каких «народностях моря», тем более скифах.

Винклер, впервые выдвинувший свою рискованную гипотезу о завоевании Мидии скифами, впоследствии от нее отказался и признал в умман мандах северо-восточные кочевые народности, хат’ е? o^v мидян. Такого же мнения придерживался и Гоммель. Мысль Винклера в некотором отношении продолжил Кёниг, выдвинувший в последнее время гипотезу о завоевании Мидии «народностями моря». Дело в том, что в известной «гэддовской хронике» союзниками вавилонян однажды названы «мидяне», в другой раз — «умман манды». И вот в этих умман мандах сам издатель хроники Гэдд, а за ним и Кёниг хотят видеть третью силу, действовавшую против Ассирии. Правда, Гэдд видит в них скифов и некоторые другие кочевые племена, и только. Но Кёниг делает из умман мандов не только третью действующую силу в мидо-ассирийской войне, но и считает, что эти «... умман манды не имели ничего общего со скифами и мидянами...» и что «Manda постепенно завоевали Мидийскую державу». Кто же эти загадочные умман манды?! Это были, по мнению Кёнига, «...морские народности» — ионийцы, карийцы и др.